Military Crimea

Эта книга продолжает тему оружия, которым сражались участники Восточной (Крымской) войны (1853-1856 гг.). На этот раз речь пойдет о нарезном оружии, которое использовала Российская императорская армия, прежде всего «Литтихских штуцеров», или, как называли их военные – «Литтихах». События Крымской войны до сих пор мало изучены и потому порождают огромное количество мифов, многие из которых никакого отношения к реальности не имеют. Один из самых распространенных – использование воюющими сторонами нарезного оружия. Настолько ли влияло оно на ход и исход кампании? Действительно ли, Россия имела шанс победить, будь его больше в армии? На эти вопросы и будет дан ответ. Это не дотошное техническое изложение проблемы, пересыщенное специальной терминологией. Скорее простой, написанный доступным языком рассказ о появлении, совершенствовании и, конечно, применении штуцеров. Благодаря этому книга доступна для понимания не только специалистам-оружиеведам, но и всем, кому дорога память о событиях Крымской войны, защите Севастополя, кому интересна военная история Отечества.  

 

Крымский «Литтих»…

Первая технологическая война

Тема стрелкового вооружения воюющих сторон Крымской (Восточной) войны (1853-1856 гг.) – одна из популярных в сообществе исследователей. Она интересна, в том числе, тем, что изучая войну как таковую, мы познаем процесс технологического перелома, который имел место перед ней, в ее ходе и сразу после нее. Крымская война, которую по совершенно необоснованным признакам стали называть «нулевой мировой», на деле стала первой технологической и потому особенно интересна тем, кому интересен технический прогресс вообще и история оружия в частности.

Что Крымская война – начальная фаза индустриальных войн[1], думаю, спорить сложно. Хотя бы потому, что массовое промышленное производство стрелкового оружия – ее побочная сторона и совершенно новое явление в истории мировой индустрии. Когда войне вдруг стало скучно на полях, она перешла в заводские цеха. В середине XIX в. впервые армии стали получать оружие, изготовленное не руками ремесленников, а вышедшее с конвейерных лент, собранное по строгим технологическим нормативам и с использованием невиданной до этого организации производства.

Лидером была, конечно, Англия. Она не только меняла свой облик, становясь, нещадно эксплуатируя колонии, да и свои окраины, прообразом государства нового типа, в котором выстраивалась четкая пирамида с мощной промышленностью в основании. Она меняла мир, заставляя его работать на себя. Сырье доставлялось в метрополию со всего мира, а его превращение в технические новшества было самым передовым в Европе. Королевский арсенал в Вулвиче из огромного склада оружия превратился в крупнейший в мире производственный центр. Посетившие его в это время отмечали, что «…до войны работы в нем производились исключительно рабочими без машин; теперь же, как видно из отчета Джона-Андерсона, инспектора машин королевского арсенала, в Вулвиче работы производятся 68 паровыми машинами в 1170 лошадей, и 2773 машинами различного рода».[2]  

Рост военной промышленности, завершение перехода морского транспорта от деревянных парусных судов к железным и стальным паровым судам, развитие машиностроения — все это требовало, с одной стороны, увеличения количества металла, с другой — улучшения его качества.

Войне нужно было питаться, а пищей были люди и металл. С первым недостатка не было. Развитие промышленности обогащало одних, но разоряло других еще больших. Голод и нищета толкали в европейские армии тех, кто не находил себе места в мирной жизни. Свинец и сталь перерабатывали их в мясо и кровь. В сумме все давало деньги.

С металлом было сложнее. Дедовские способы выработки уже не могли дать его в нужном количестве и нужного качества. Выход нашли. Задача массового получения стали была разрешена английским изобретателем Генри Бессемером.[3] В 1854 г. он начал работать над улучшением качества чугуна, шедшего на изготовление дальнобойных орудий, которые должны были выдерживать большое количество выстрелов. В результате инженер создал новый способ передела чугуна в ковкое железо и сталь.

Массовое производство требовало жесткой стандартизации. В 1841 г. Джозеф Уитворт,[4] ранее работавший с создателем винторезного станка Генри Модсли[5] и Чарльзом Бэббиджем[6] над дифференциальной машиной, разработал один из первых стандартов резьбы, содержавший размеры и профили резьбы с углом канавки 55 град., диаметры шляпок и гаек и длины стержней, рассчитанные так, чтобы обеспечивать оптимальное сочетание легкости вращения и прочности соединения. Разработка оказалась настолько удачной, что была принята железными дорогами, а затем промышленностью. Со временем она была утверждена как британский национальный стандарт, ставший одним из важнейших шагов промышленной революции. Благодаря ему, гайки и болты постепенно превратились из заказных деталей в расходные, подтолкнув вперед создание машин для нарезки резьбы, а через машиностроительный прогресс — развитие нарезного огнестрельного оружия. 

Появление конвейерного производства, технических линий сборки, изменили вооружение европейских армий, стандартизировав и значительно удешевив его. Если в России стрелковое оружие продолжалось изготавливаться в мастерских, и говорить о каком-то строгом стандарте было бессмысленно, то появившиеся в Европе оружейные заводы потоком отправляли в войска новые системы стрелкового оружия.

Середина XIX в. – время, когда Англия от парадигмы своего военно-морского влияния начала переход к парадигме технической, индустриальной мощи. В ней во времена герцога Мальборо производили основное оружие британского пехотинца – надежную «Смуглянку Бесс»[7] в частных мастерских, потом доставляли в Королевский арсенал в Вулвиче, где комиссия производила приемку. Вскоре все поменялось. Оружейную революцию продемонстрировал американец Кольт,[8] который, рекламируя свой легендарный револьвер, из кучи произвольно перемешанных деталей собрал один и тут же его опробовал. Отныне производство оружия было унифицировано, а приемка проводилась по единой официальной системе.[9]

Образцовым предприятием того времени можно считать британскую Королевскую фабрику стрелкового оружия — “Royal Small Arms Factory” (RSAF), расположенную в Энфилде (Enfield), где в начале 1850-х были начаты работы по созданию новой винтовки, заряжаемой с дула пулями Минье (Minié). Для этого оружия было взято все лучшее из разных образцов, предложенных несколькими изобретателями, а пуля Минье была слегка усовершенствована и стала известна как «пуля Притчетта» (Pritchett Bullet).

Нарезное  капсюльное ружье образца 1851 г. Minié, поступая на вооружение Британской армии относительно недолго, с 1851 по 1855 гг., стало переходным, через два года уступив место еще более совершенному образцу. Хотя именно “Minié” больше других сумело пострелять в Крыму.   

Темпы производства были невиданными ранее. За короткий срок с 1853 по 1866 гг. было произведено около 1500000 единиц ружей модели Enfield обр. 1853 г. В 1853 г. новая модель капсюльной винтовки калибра .577, разработанная Энфилдским арсеналом RSAF, была принята на вооружение английской армии с официальным обозначением “Enfield Pattern 1853 Rifle Musket”. Позже это оружие также стало известно под наименованиями “Pattern 1853 Enfield”, “P53 Enfield”, “P-1853” и “Enfield Rifle Musket”.

Россия не успела. В результате технологического отставания в литейных цехах, начались проблемы на театрах военных действий. Анализируя итоги войны, выдающийся российский металлург, инженер-артиллерист А.И.Скиндер[10] писал: «Очевидно, что оборона Севастополя могла идти тем успешнее, чем более разрушительные снаряды осажденный мог противопоставить артиллерии осаждающего. Так как большекалиберные орудия были необходимо нужны, то 11 октября 1855 г. главный начальник уральских заводов уведомил, что немедленно начнется отливка 60-фунтовых пушек, отправка которых непременно будет сделана с первым караваном; но за разрывом орудий на пробе во все время войны ни одной 60-фунтовой пушки с Урала послано не было… Из описания обороны Севастополя видно, что в 349 дней пришло в негодность в крепости 900 орудий, а у союзников 365».[11]

Но производство это еще не все, что нужно для войны. Ее нужно доставить по адресу. Для этого началась глобальная революция коммуникаций. Гужевой транспорт уступил место паровому двигателю, разбитые дороги – уложенному рельсовому пути. 

Победа на поле боя отныне уже не находилась в руках только самых умных генералов и самых храбрых солдат. С этого времени военное преимущество имела страна с передовой технологией и более сильной промышленностью, в полную силу работающей на вооруженные силы. Массовое появление на полях сражений новых типов стрелкового оружия, в том числе нарезного, свидетельствовало, что война вступает в свою очередную стадию. 

[1] Мак-Нил, Уильям. В погоне за мощью. Технологии, вооруженные силы и общество в XI-XX вв. М., 2008 г. С.256.

[2] Новости наук, искусств, промышленности, литературы и общежития//Библиотека для чтения. Том 145. СПб., 1857 г. С.108.

[3] Генри Бессемер (Henry Bessemer,  1813-1898 гг.) — английский инженер-изобретатель, известный своими изобретениями и революционными улучшениями в области металлургии.

[4] Джозеф Уитворт (Joseph Whitworth, 1803-1887 гг.) — британский инженер-механик, изобретатель, предприниматель, технолог. Создал британский стандарт Витворта, который является стандартом нарезки резьбы. Также создал винтовку Витворта, которую часто называют «снайперской» из-за ее точности и считают одним из самых ранних образцов снайперских винтовок.

[5] Генри Модсли (Henry Maudslay, 1771-1831 гг.) — британский изобретатель инструментов, штампов и станков, считается одним из создателей токарно-винторезного станка.

[6] Чарльз Бэббидж (Charles Babbage, 1791-1871 гг.) – английский математик, инженер. Иностранный член-корреспондент Императорской академии наук в Санкт-Петербурге (1832 г.).

[7] «Браун Бесс» (англ. Brown Bess — «Смуглянка Бесс», «Смуглая Бесс») — прозвище, под которым получило известность британское ружье образца 1722 г. и его более поздние модели. Официальное название оружия — «Мушкет сухопутного образца» (Land Pattern Musket). В англоязычной терминологии словом «мушкет» обозначается и то, что в русском языке принято называть ружьем. «Браун Бесс» оставалось штатным оружием британского пехотинца в течение более чем столетия. Впервые выпущенное в 1722 г., оно было окончательно заменено на новые образцы лишь накануне и в ходе Крымской войны. Некоторые полки имели его на вооружении даже в 1855 г.

[8] Самуэль Кольт (Samuel Colt, 1814-1862 гг.) — американский оружейник, изобретатель и промышленник, основатель компании Colt’s Patent Fire-Arms Manufacturing Company (сейчас Colt’s Manufacturing Company).

[9] Мак-Нил, Уильям. В погоне за мощью. Технологии, вооруженные силы и общество в XI-XX вв. М., 2008 г. С.271.

[10] Скиндер Антон Иванович – во время Крымской войны – штабс-капитан артиллерийского ведомства. В 1864 г. был направлен на Урал в Нижний Тагил для организации литья стали по технологии Бессемера, где занимался этим до 1867 г. С 1870 г. – управляющий на Висимо-Уткинском заводе. Впоследствии – известный инженер-металлург. 

[11] Урал в Крымской войне (http://gornozavodsk.su/?p=4806).